К столетию со дня рождения Н.Н. Карташева (1919-1979)

К.В. Авилова

Все, кто учился на кафедре зоологи позвоночных биофака МГУ в 1960-х и 1970-х годах, хорошо помнят Николая Николаевича Карташева, читавшего студентам систематику, а позднее, и биологию птиц: с виду сурового и строгого, на самом деле — доброго и отзывчивого. Над его письменным столом была прикноплена бумажка с такой цитатой:

Пренебрегая словесами,
Жизнь убеждает нас опять:
Талантам надо помогать,
А прочие пробьются сами
.
Лев Озеров

Просидев больше пяти лет с ним в одной тесной комнате на пятом этаже биофака, плотно заставленной дубовой университетской мебелью и приспособленной и под кабинет и под лабораторию, я ни разу не слышала от него ни наставлений, ни поучений, зато всегда получала советы и ценные замечания. Самым интересным было слушать его разговоры с гостями, а среди них кого только не было (В.Е. Флинт, А.О. Ташлиев, Р.Л. Бёме, В.А. Земский, С.М. Кудрявцев и многие другие). Разговоры, конечно, касались, прежде всего, птиц, и сейчас я очень жалею, что ничего не записывала.

К сожалению, я никогда не была с Николаем Николаевичем в поле и только один раз без предупреждения свалилась ему «на голову» в Дарвинском заповеднике. Он, хоть и поворчал в усы, отнесся к нашему вторжению вполне благосклонно, устроил на ночлег и даже выделил мне с моими спутниками лодочный мотор и ровно столько бензина, чтобы мы могли добраться до острова, понаблюдать за чайками и вернуться. Конечно, мы не отказали себе в удовольствии погонять по водохранилищу, конечно, у нас раньше времени кончился бензин, и мы даже слегка повредили мотор и возвращались (на «казанке»!) на веслах. Карташев терпеливо перенес все эти безобразия и только себе под нос негромко назвал меня «шалопутной девкой».

Всю жизнь главным предметом исследований Н.Н. Карташева были чистиковые птицы. С 1940 года, еще будучи студентом, он собирал материал на колониях Баренцева моря в тогда недавно организованном заповеднике «Семь островов». В изучение чистиковых его «втравили» студенты-старшекурсники, а позднее – аспиранты Владимир Модестов и особенно – Юрий Кафтановский.

В июне 1941 года студент Карташев под руководством В. Модестова начал обследование Терского берега Белого моря, в первую очередь, для учета численности и распределения гаги. Жизнь на Белом море летом и взаимоотношения с гагами ярко описана писателем натуралистом Г.А. Скребицким. Но тем же летом 1941 года началась война. В первые же дни вышел приказ наркома просвещения о четырехлетнем образовании в МГУ. Это означало досрочное присвоение студентам, окончившим 4-й курс, статуса выпускников с последующей мобилизацией и отправкой на фронт. Однако направлены  на фронт были не все, а некоторые поступили на дальнейшую учебу для получения военной специальности. Н.Н. Карташев вместе с однокурсниками был зачислен в Военно-ветеринарную академию, сразу на третий курс. Академия располагалась сначала в Москве, затем эвакуировалась на берег Аральского моря, а заканчивали обучение в мае 1943 года в Самарканде.  Условия были далеки от комфортных: летом изнурительная жара, зимой – лютый холод, скудное питание. В курс обучения, помимо строевой и огневой подготовки, входили военно-полевая хирургия, терапия, анатомия, кормление животных, латынь и др.  По окончании Академии Н.Н. Карташев получил звание капитана ветеринарной службы. С июля 1943 г. по май 1944 г. он воевал на Юго-Западном фронте в составе 20-й Криворожской стрелковой дивизии врачом-хирургом армейского ветлазарета. Оперировать приходилось иногда по 12-16 часов. Раненых лошадей было очень много, а за потери конского состава полагалось наказание вплоть до расстрела. Позднее Н.Н. стал начальником лечебного отдела дивизионного ветлазарета, а с июня 1944 г. по май 1945 г. был в составе гвардейских кавалерийских частей 3-го Украинского фронта в должности старшего ветврача полка, в котором было до 350 лошадей.  Н.Н. Карташев прошел с боями Украинскую и Молдавскую ССР, а затем Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию,  был дважды ранен, заслужил благодарность Главнокомандующего за отличные боевые действия в ходе Будапештской операции 1944 года, награжден Орденом Красной звезды и медалями. Наградной лист размещен на сайте биофака.

Н.Н. Карташев – капитан ветеринарной службы на жеребце Ваське

Вместе со своим верным жеребцом Васькой Н.Н. Карташев закончил войну в Австрии. Он тепло вспоминал своего коня, настоящего друга, не раз спасавшего его от смерти. По окончании войны он сам отвез Ваську на один из украинских конезаводов в Донбассе. Расставание было тяжелым, но иного выхода не было.

В 1950 г. состоялась успешная защита кандидатской диссертации «Материалы по биологии развития чистиковых птиц Восточной Атлантики (экология, морфология, промысел)».

Н.Н. Карташев после войны с отцом Николаем Николаевичем, матерью Марией Васильевной и женой Лусик Сергеевной

Когда после войны, где он получил два ранения и заслуженные награды, Николай Николаевич вернулся в заповедник «Семь островов», его друзей уже не было в живых: В. Модестов погиб 9 августа 1941 г. в Карелии, сравнительно недалеко от Кандалакшского заповедника, а Ю. Кафтановский – 3 февраля 1942 г. вблизи г. Демидова Смоленской области.  Позднее свою монографию «Чистиковые птицы Северной Атлантики» (1960), переведенную на немецкий язык и получившую международное признание, Н.Н.Карташев посвятил памяти Ю.М.Кафтановского. На заповедных островах после войны царила безрадостная картина. Вот как описывает это Н.Н. Карташев: «В годы войны была снята охрана заповедника и началась бесплановая хищническая эксплуатация базаров. В очень больших количествах проводился сбор яиц, так что обирались не только первые, но и повторные кладки на всех, даже малодоступных участках базаров. Кроме того широко практиковалась «охота» на базарах, где с одного выстрела падает 10—15 птиц и такое же количество подранков уходит в море и гибнет там. Было разрушено некоторое количество многолетних гнезд моевок, засыпаны торфом отдельные верхние карнизы. Ряд больших удобных карнизов, где раньше гнездилось до 50—100 пар кайр, оказались пустующими. Там, где перед войной гнездилось несколько тысяч пар кайр, в 1946 г. на воду спустилось всего 79 птенцов. Поголовье гаги и моевки уменьшилось примерно до уровня 1938 г.», — пишет Н.Н. в сборнике «Охрана природы» за 1951 г. Восстановление заповедного режима быстро сделало свое дело. «В 1948 г. уже было обеспечено нормальное развертывание работы, что в первую очередь объясняется большой энергией и любовным отношением к делу Л.О. Белопольского, руководящего научной работой заповедника. Количество гнездящейся птицы, в первую очередь гаги, кайр и моевок, по сравнению с 1947 г. заметно увеличилось. Это создает уверенность в том, что коллектив работников заповедника сумеет в ближайшее время добиться резкого увеличения численности охраняемых видов птиц и превратит заповедник в резерват, обогащающий промысловую орнитофауну Мурманского побережья». Будучи с малых лет охотником (как-то, отъехав на материк, он за час добыл 16 белых куропаток!), Николай Николаевич, как и его отец, одновременно был приверженцем «правильной охоты» и искренним защитником природы. В 1978 году он получил письмо краеведа В.И. Козлова из Горького (раньше и теперь Нижний Новгород) с просьбой поделиться информацией о природоохранной деятельности его родителей: оба были членами Горьковского, а мать, Мария Васильевна, еще и Центрального Совета ВООП. Н.Н. вспоминал, что дома очень часто и горячо обсуждались проблемы охраны природы.

 В те годы был распространен подход к заповедному делу как к способу увеличения запасов промысловых животных, что не могло не отразиться и на работе Н.Н.Карташева. За пределами заповедника на птичьих базарах Мотовского залива Н.Н.Карташев предложил организовать опытное показательное промысловое хозяйство. В его основу были положены следующие принципы:

  • Выяснение биологии чистиковых птиц и точный учет запасов и продукции каждого базара (указаны применимые к разным видам методы учета) перед началом промысла.  Различная эксплуатационная нагрузка на разные виды, исключение промысла малочисленных тупика и гагарки.
  • Сбалансированная заготовка яиц, взрослых и молодых птиц.
  • Полное использование всех частей добываемых птиц (мяса, пуха, пера, шкурок). Изоляция опромышляемого участка от остальных.
  • Ограничение территории и сроков промысла.
  • Регулирование численности хищников, соблюдение техники безопасности, биотехнические мероприятия (расчистка карнизов и т.п.).
  • Постоянный контроль промысла с участием зоологов.

Все это предполагало максимальный выход продукции при одновременном росте численности гнездящихся птиц. Воплощение в жизнь подобного плана вовлечения колоний птиц в сферу экономической деятельности могло бы стать ярким примером рационального природопользования в условиях Арктики. 

Н.Н. Карташев и Станислав Михайлович Кудрявцев («Стасик») за работой в Кубанских плавнях

Эти принципы организации промысла Н.Н. Карташев предлагал распространить и на восточный сектор Советской Арктики и на Тихоокеанское побережье, предварительно проведя там тщательное обследование и точный учет чистиковых птиц. Одновременно он придавал очень большое значение организации научной работы в заповедниках, в том числе для разработки эффективных методов учета птиц и уточнения особенностей их биологии.

Н.Н. Карташев и заведующий кафедрой Николай Павлович Наумов

Вклад Н.Н. в организацию работы заповедников очень значим.  Работая в Приокско-Террасном, Окском, Дарвинском заповедниках, он уделял большое внимание научной организации методов учета птиц, особенно водоплавающих, оценке их эффективности. Вместе с В.П. Тепловым он разработал серию рекомендаций «Биологические основы упорядочения охоты на водоплавающих птиц в центральных областях Европейской части СССР» (1956). 

Справа налево: Н.Н. Карташев, Н.П. Наумов и сотрудник кафедры Геннадий Николаевич Симкин

Главным трудом жизни Н.Н. Карташева стала монография «Систематика птиц» (1974) – первый учебник на русском языке, обобщающий мировой опыт в этой области. Курс с таким же названием он читал студентам кафедры зоологии позвоночных много лет, непрерывно совершенствуя его и уделяя много времени подготовке к каждой лекции независимо от предшествующего опыта. Н.Н. Карташев проявлял чрезвычайно бережное отношение к научному наследию предшественников. Истории исследований он всегда посвящал отдельную лекцию, причем не первую, как обычно делают, а последнюю в цикле, когда у слушателей уже были сформированы основные представления о системе и они могли оценить весь творческий путь, пройденный от Аристотеля до Линнея и далее. Следующий том в этом цикле, «Биология птиц», продолжавший курс Г.П. Дементьева, читавшего его до 1969 года, к сожалению, остался ненаписанным.

Слева направо: орнитологи Александр Александрович Кищинский, Н.Н. Карташев, Павел Станиславович Томкович

Таким образом, кроме личного обаяния и глубокой эрудиции, Н.Н. Карташев остается в памяти коллег как человек и ученый, глубоко чтивший и поддерживавший преемственность в науке, неизменно обращавшийся к опыту предшественников, как сторонник инновационных подходов, постоянно совершенствовавший методический арсенал. Как ученый, критически относящийся к результатам работы, не допускающий декларативности и категоричности утверждений. Наконец, Н.Н. Карташев был приверженцем рационального природопользования, горячо поддерживал заповедное дело и лично участвовал в организации и пропаганде научной работы заповедников.




Н.Н. Карташев на юбилее кафедры в 1979 году

Основные даты в жизни Н.Н. Карташева:

1937 – 1941 гг. – студент биофака

09.1941 – 08.1943 гг. – студент Высшей Военно-ветеринарной академии

08.1943 – 10.1943 гг. – врач-хирург 132 армейского ветеринарного лазарета

10.43 – 05.1944 гг. – начальник лечебного отделения 20-й гвардейской стрелковой дивизии

05.1944 – 12.1945 гг. – старший ветврач 60-го стрелкового полка

12.1945 – 02.1946 гг. – старший ветврач 266 стрелкового полка 93-й стрелковой дивизии

02.1946 – 11.1946 гг. – старший лаборант биофака МГУ

11.1946 – 11.1949 гг. – аспирант Института зоологии МГУ

02.1950 – 12.1950 гг. – ассистент кафедры зоологии позвоночных

12.1950 – 09.1955 гг. – старший преподаватель

09.1955 – 11.1979 гг. – доцент кафедры зоологии позвоночных


Основные публикации Н.Н. Карташева

Карташев Н.Н. Хищные птицы на птичьих базарах Восточного Мурмана // «Охрана природы», М. – 1948. – №. 6.

Карташев Н.Н. Птичьи базары Восточного Мурмана //Охрана природы. – 1949. – Т. 7. – С. 115-122.

Карташев Н.Н. Об изменении границ гнездовых ареалов и проявлении периодических циклов у северных птиц // Охрана природы. – 1949. – Т. 8. – С. 50-58.

Карташев Н.Н., Промысловое значение чистиковых птиц и пути рациональной эксплоатации птичьих базаров. // Охрана природы. –1951. – Т 14. – С. 67-82.

Дементьев Г.П., Карташов Н.Н. Фауна наземных позвоночных западного отрезка Главного Туркменского канала и ближайшие перспективы ее изменения // Зоол. журн. – 1952. – Т. 31.

Дементьев Г.П., Карташев Н.Н., Солдатова А.Н. Питание и практическое значение некоторых хищных п